06-06-2018 15:09

Ловля хариуса в верховьях Волги.

Погода на выходные испортилась полностью, и не исключено, что домой вернусь без улова. Хариус — рыба, конечно, заманчивая, подумал я, но брать вряд ли станет, а вот поймать в это время щуку вполне реально.

Волга встретила нас на редкость неприветливо — холод, мелкий косой дождь. Но плохая погода может испортить настроение кому угодно, только не рыболову. Быстро собрал спиннинг и спустился к длинному перекату, где, по словам приятеля, в прошлые выходные он поймал несколько хариусов на мелкие вращающиеся блесны. Сам он также решил ловить на этом месте.

How dangerous is the new coronavirus?You will be interested:How dangerous is the new coronavirus?

Я выбрал в коробке небольшую вращающуюся блесну желтого цвета, пристегнул ее к поводку и, делая забросы поперек течения, начал облавливать перекат. Минут через пятнадцать, когда блесну снесло, ее схватила небольшая, граммов на семьсот, щучка, которая после непродолжительного сопротивления оказалась в подсаке, а затем была отпущена. Настроение улучшилось. После поимки второй такой же щуки я позабыл не только о дожде и холоде, но и о хариусе.

За перекатом начинался плес. Здесь мне дорогу преградил широкий и глубокий после дождя ручей. О том, чтобы перейти его в коротких сапогах, нечего было и думать. Поэтому для облавливания участка реки ниже впадения ручья пришлось делать забросы вдоль. А чтобы во время проводки против довольно сильного течения блесна не выходила на поверхность, пришлось еле-еле вращать ручку катушки и даже делать паузы через каждые три-четыре оборота.

В одну из таких пауз последовала резкая поклевка — на крючке, метрах в пятнадцати от меня, закувыркалась какая-то рыба. Это был хариус. Через минуту он лежал на суше. С тех пор начались мои регулярные поездки в верховье Волги за хариусами. Одна из них особенно запомнилась.

В тот летний день местом ловли мы выбрали перекат шириной около ста метров. Течение не очень сильное, на отдельных участках можно было в высоких сапогах забрести метров на 25-30. Дно твердое, каменистое. В таких местах любит держаться хариус и ловить его здесь нахлыстом исключительно удобно. Вообще этот способ можно приме­нять при ужении многих видов рыб в самых разнообразных условиях. Единственное, что может помешать ловле — это сильный ветер, из-за которого у нас пропал почти весь день.

До захода солнца оставалось чуть больше двух часов, когда я с нахлыстовой снастью спустился к перекату и, зайдя по колено в воду, начал ловлю на прибрежной струе. У меня было легкое углепластиковое удилище седьмого класса дли­ной 2,7 метра и соответствующий ему плавающий шнур. Конический поводок длиной три метра в тонкой части имел диаметр 0,12 миллиметра. Сухую мушку «Вlаск Gnat> я забрасывал вверх по течению параллельно.

Поклевки начались почти сразу. При­манку уверенно брали ельцы и некрупные голавли. Отошел еще немного, результат тот же. Пришлось сменить мушку на красновато-коричневую. На втором забро­се ее аккуратно взяла какая-то рыба и после подсечки так резво пошла вниз по течению, что я подумал — оборвет поводок. Однако, сняв с катушки метров шесть шнура, рыба остановилась. Осторожно манипулируя удилищем и катуш­кой, подвел добычу и подхватил подсаком.

Жерех! Начало неплохое! Посмотрим, что будет дальше. Но, видимо, возня с жерехом распугала рыбу. Прошел немного вверх по течению: опять елец и мелкий голавль. И хотя поклевки следовали одна за другой, а в корзинке за моей спиной помимо голавлей и ельцов был почти килограммовый жерех, рыбалка перестала доставлять удовольствие.

Скоро стемне­ет, ловлю придется прекратить, а я не поймал еще ни одного хариуса. Солнце уже опускалось за стену леса, когда мое внимание привлек всплеск справой стороны. От него вниз по течению уплывали расходящиеся круги. А чуть выше, среди волн переката виднелось гладкое пятно воды. Посколь­ку на прибрежной струе поклевки почти прекратились, я собрал шнур и стал наблюдать за перекатом, не упуская из виду заинтересовавшее меня место. И тут заметил, что кое-где над водой кружатся небольшие серые мотыльки.

Вот один из них приблизился к участку, за которым я наблюдал. Мотылек успел пролететь совсем немного, как из воды выпрыгнула рыба и он исчез. Два выхода хариуса, а это был именно он — в одном и том же месте в течение нескольких минут! Действовать надо быстро. Однако прежде чем зайти в воду, я привязал новую приманку — сухую мушку «Adams», которую применяют, как правило, для имитации некоторых видов поденок; ничего более похожею на летаю­щих серых мотыльков в моей коробке не оказалось .

У хариуса зрение устроено так, что он хорошо видит лишь тот корм, который проплывает почти над ним. Стоя у дна и заметив добычу, он медленно поднимается к ней. При этом течение сносит его вниз. Подобрав с поверхности насеко­мое, хариус возвращается на свою стоянку. И следователь­но, она всегда находится выше того места, где раздался всплеск. Туда и надо забрасывать.

После заброса мушка опустилась ближе намеченной точки. Пришлось добавить немного шнура и повторить заброс. На этот раз приманка плавно легла на воду и не успела проплыть двух метров, как ее схватил хариус... Коротко подсекаю и чувствую через удилище серию доволь­но сильных рывков. Но постепенно сопротивление слабеет, и вот уже хариус возле ног. Он невелик, сантиметров тридцать пять, поэтому беру добычу рукой.

За этой рыбой едут за тысячи километров на Север, в Сибирь, а я ловлю ее в двух часах езды от Москвы. Поэтому поимка каждого хариуса на Волге для меня — это всегда маленькое чудо. Хариус — рыба стайная, но осторожная и очень чуткая. Она тут же реагирует на любое изменение окружающей обста­новки. Однако если во время вываживания вы не распугали стайку, с одного и того же места нередко можно взять несколько рыб. Так случилось и со мной в тот памятный летний день. Пока солнце полностью не скрылось за лесом, мне удалось поймать еще четырех хариусов.

А теперь, в заключение, несколько слов о мушке «Adams», на которую охотно берет не только волжская рыба. На водоемах Кольского полуострова, например, я с успехом ловил на нее хариуса, форель, кумжу и сига, когда в полярные дни незаходящее солнце опускалось к скалам. Вообще, это одна из самых популярных в мире сухих мушек. Лучше всего применять ее после полудня, но в пасмурную безветренную погоду рыба может брать на нее в течение всего дня.

Классическая мушка «Adams» вяжется на крючках норвеж­ской фирмы «Мустад» №8-24 (международная классификация). В качестве монтажной используется вощеная капроно­вая нить черного или серого цвета. Для изготовления хвоста понадобится несколько оранжевых с черными кончиками волокон пера, взятого с шеи золотого фазана или петуха (рябые и коричневые перья).



Источник